Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

PHOTOPLAY School

Photoplay в facebook, instagram, vkontakte

PHOTOPLAY School

Нина Ай-Артян: Любимый снимок. Рассказ фотографа


© Нина Ай-Артян

"Эта картинка появилась в начале ноября 2010 года. В один из тех солнечных осенних дней, когда солнце особенно пронзительно и ты бегаешь как умалишенный по улицам, пытаясь надышаться этим светом впрок и наснимать себе картинок на зиму. В тот день прогулка была длинной, свет - прекрасным, но так и не случилось того самого желанного ощущения, когда ты понимаешь, что все чудесным образом сошлось и произошло что-то важное. Обычно, такое чувствуешь, даже не глядя на результат.

И вот, возвращаюсь я домой после прогулки, на своем 91-м автобусе, по самому знакомому в мире маршруту. Вечер понедельника. Со мной вместе едут уставшие после рабочего дня люди, всё как обычно. Но вдруг, со своего места у окна напротив двери (я стояла), замечаю, что люди выстроились каким-то особенным образом и освещены соответственно. Мне понравилось всё: то как они стоят, выражения лиц и, конечно же - свет. Дальше, все происходило довольно быстро: с того момента, как я это заметила и до нажатия на кнопку прошла пара секунд, в течение которых надо было решиться и выскочив на самую середину автобуса нарушить этот покой серией громких щелчков затвора. И выскочить надо было так, чтоб никто не успел отреагировать, чтоб композиция осталась неизменной.

Я понимала, что это почти невозможно, да и с решимостью были проблемы (я тогда только начинала так нагло снимать людей в транспорте). Но думать было некогда, я просто понимала, что "Надо!". Выбежала и "выстрелила". Естественно, после первого же щелчка все обернулись и испортили "картинку". Но я уже была абсолютно счастлива к тому моменту, поскольку знала, что самый первый дубль получился именно таким, как я видела. И мне это показалось большой удачей."


© Нина Ай-Артян

Collapse )
PHOTOPLAY School

Сергей Вараксин: Любимый снимок. Рассказ фотографа


© Sergey Varaksin, St. Petersburg series, Lith process

Я не могу сказать, что этот снимок лучший или любимый. Просто перебирал как-то плёнки для лит-печати, вспомнил своё трёхсполовинойдневное увлечение стритом, ФЭД с Орионом, пробежку по Невскому и дядьку, придерживающего рукой распахивающееся от порывов ветра пальто.

Питер - это мой город. Я проучился здесь семь лет, потом мог вернуться, но не сложилось. Теперь приходиться ездить сюда на поезде, несколько раз в год. Почти как у Рейна: «На старых улицах никто тебя не знает, Международный чист и нелюдим. Толпа безмолвная с автобуса слезает, и ты один…».

Минуты две махал я масочкой вокруг пальто, сейчас смотрю, - неплохая вышла карточка. Хотя, повторюсь, я не могу сказать, что этот снимок самый лучший или там - любимый. Ну, просто есть тут нерв и ветер. Питер…

«О, родина моя, не узнаёшь, не знаешь.
И все-таки я твой. Совсем темно.
Но напоследок вдруг зовешь и утешаешь
тем, что засветится окно.
И кто-то подойдет, и тронет занавеску,
и поглядит, не видя ничего,
как на Фонтанке мальчик тянет леску,
пустую леску - только и всего»
(Е.Рейн)

P.S. А с лит'ом получилась совсем другая серия про этот город, где "всё обман, всё мечта, всё не то, чем кажется".


© Sergey Varaksin, St. Petersburg series, Lith process
Collapse )
PHOTOPLAY School

Алексей Мякишев: Колодозеро


© Алексей Мякишев

Все, кто попадают к о. Аркадию в его колодозерский дом, в его храм на службу — куда-то или от чего-то бегут. От шума, от городской тоски, от бессмыслицы жизни, от себя самих, от себя прежних, от себя грешных и неправильных. Аркадий и сам беглец, он повторяет, что остался тут, «потому что слаб, а сильный — он может уехать». 

Уехать-то сильный может, но он приедет снова, когда силы окажутся на исходе. И пойдет по маршруту храм-сельпо-дом культуры-остановка Усть-Река. Если у остановки кемарит местный Юрка, не отвертеться от ста грамм «за приезд». Потом беглец завернет в соседнее Заозерье, навестит еще одних «бывших городских», чей пацан Захарка, уже три года, как деревенский, носится под дождем. Потом беглец столкнет лодку в озеро, сядет на весла да и забудет про них. И будет кружить его озерная вода, водить от острова к острову, пока тот не опомнится и не возьмет курс на храм. >>>

© Алексей Мякишев

Collapse )


Алексей Мякишев
Алексей Мякишев: Любимый снимок. Рассказ фотографа
Алексей Мякишев. "Третий глаз-2012"


PHOTOPLAY School

Дм. Орлов: Орфей из Нью-Йорка


©  Walker Evans, from Many are Called series

На протяжении четырех в лет (1938-41) Уолкер Эванс (Walker Evans) совместно с James Agee снимал эпическую серию «Many are called» про нью-йоркское метро. Название серии исходит к евангельской фразе «Many are called but few are chosen» («Много званых, а мало избран­ных», Мф22:14).

Перед зрителем проходит череда лиц пассажиров, обитателей подземного мира метро по-разному проводящих пустые часы своей жизни: читающих, спящих, мечтающих... Погруженных в себя или в страницы газет, пребывающих в непрерывном движении от точки А к точке В, в пустом времени, исключенном из привычного распорядка жизни.

На самой сильной фотографии этой серии, сконцентрировавшей всю ее суть и смысл, изображен слепой аккордеонист, собирающий милостыню в вагоне метро. Жестяная кружка для сбора денег, белая палочка слепца, потрепанный аккордеон... Как Орфей, выбирающийся из царства мертвых с образом Эвридики в сердце, двигается музыкант на нас, на зрителя, на фотографа почти перпендикулярно плоскости кадра, как в известном люмьеровском фильме «Прибытие поезда». Странным образом в фотографии создано ощущение абсолютно прозрачной преграды, которая не сможет остановить движение музыканта: он пройдет сквозь зрителя и двинется дальше. Аккордеонист движется на нас, но не видит нас, он видит что-то гораздо более важное, суть и сердцевину мира, но нас для него нет, мы принадлежим к этому миру полупрозрачных мимолетных теней, пассажиров поезда жизни.

Эффект гипер-присутствия обусловлен использованием скрытой камеры, — Эванс действительно прятал аппарат в полах пальто (обратите внимание на пуговицу (?) в центре кадра) и придумал хитроумную систему нажатия на кнопку затвора. И кажется, что единственный живой человек на снимке это сам музыкант, движущийся между неподвижными рядами мертвецов. Дальше и дальше...

текст: д. орлов/photoplay.ru
PHOTOPLAY School

Олег Андреев: Sarah Moon


© Sarah Moon

Позволю себе сделать повторную публикацию текста Олега Андреева и все по одной причине - в МДФ на Остоженке до 1 апреля проходит замечательная выставка Сары Мун. Пропустить такую выставку - грех, конечно не смертный, но довольно значительный.
Информация о выставке здесь.

Я всегда, как в электричке еду до Выхино, всегда думаю, ах, мол, ах, Сара Мун! Как стельки начинают носить всепогодные или клей там невозможный супер-цемент, так обязательно Сару Мун вспоминаю.
          Еду, колесики стучат, бабки в платках качаются, пейзажи в окнах фантастические, то труба кирпичная, то нет, в тамбурах публика смолит, словно без тамбура стесняется, запахи такие, что умиление, лица напротив - пиши просто медовой акварелью, то есть все, буквально высоты невероятной и утонченности. Ну и понятно, тут же, в голове, ах, мол, Сара Мун!
          Ах, мол, эти женщины её в шляпах по колено, ах, мол, эта недосказанная смазанность через будто пакетик, ах, мол, свет этот мягкий, словно перо птицы трясогузки, ах, позы, позы эти благородства уж такого, что не позы просто, а небесные знамения!
А женщины её, женщины, разве простые это женщины, разве обыкновенные? Да с такими женщинами не только по Басманной не пройдешь, а даже по Пречистенке, ибо прохожие будут падать, как подкошенные, асфальты раздвигаться и дома окрестные всеми окнами потеть.
          Разве можно с такой женщиной в пельменную, например, или в рюмочную? Разве она в такой шляпе будет, например, чебурек кушать? А в Митино, положим, можно ли, поедет ли она в Митино? Ей пиво предложить – смертельное оскорбление, и воблы она в рот не берет. Такие женщины ходят исключительно по расписным коврам и занавескам плюшевым, а где тут занавесок наберешь до, положим, твоего Жулебино?
Collapse )
текст: Олег Андреев