PHOTOPLAY (photoplay) wrote,
PHOTOPLAY
photoplay

Category:

Дмитрий Музалёв: Любимый снимок. Рассказ фотографа


© Дмитрий Музалёв

Любимая фотография - концептуально проблематичная постановка вопроса. Я люблю их делать, но чтобы сказать "люблю вот эту, уже сделанную" приходится производить ту или иную подмену значения этого глагола: к примеру, иметь в виду самое итересное из доходчивого или, напротив, воспользоваться случаем навязать авторский загон из самых замысловатых. Глаголу этому, впрочем, не привыкать обозначать собой вещи и куда более сомнительные чем те, о которых сейчас буду говорить я.

В данном случае правила игры шепчут, что картинку нужно выбрать из тех, о которых можно рассказать байку - это раз, и чтобы при этом можно было поговорить об изображенном не совсем уж отвлеченно - два.
Этот билборд я снял при обстоятельствах подходящих для рыбацкой фотографической истории: гулял с сумкой, двумя фотоаппаратами и пивом по Калининграду, и когда понадобилось открыть вторую бутылку, руки кончились. Пришлось присесть и поставить роллейфлекс на бордюр. Тогда в шахте и мелькнул этот кадр: не в точности, конечно, такой, но уже содержащий сердцевину нужного решения - оставалось только выцелить точность. Представленная фотография даёт богатую почву для разговоров. Объекты городской среды, не показанные, а обозначеные сухо и схематично (даль городского пейзажа и вовсе намалёвана на стене случайными пятнами), сгорают в огне буйной и бессмысленной органической жизни. И даже софит - единственный предмет, переданный предельно конкретно, изменяет городу: скорее похож на бабочку, присевшую на непонятную жизни металлическую конструкцию.>>>


© Дмитрий Музалёв


Ужас в том, что это всё правда, поверить в которую, бесчестно поддавшись соблазну объяснимости, может даже и автор, - и тогда конец. Я видел это место в тот день раньше, и чувствовал, что там есть то, что нужно снять, но не нашел его. А остальное мне и в голову не приходило: ни когда снимал, ни когда обрабатывал, ни когда печатал. Обо всём этом мне потом рассказали знатоки.

Правды-правдами, а истина в том, что снимок есть, когда получилось найти и зафиксировать достоверно и узнаваемо тугой узел гармонии, реально существующий в мире. Вся эта литература - всего лишь случайно налипшие крошки. Они могут быть милы и даже вроде бы о чем-то осмысленном рассказывать, но восприятие, идущее по пути их поиска, обречено питаться остатками давно съеденного другими, и не замечать главного - свидетельства подлинности гармонии. Гармония - не красота: она может быть и нейтральна и отвратительна и даже скучна, но она всегда сила, и всегда вызов для того, кто ее видит. А хочется отсидеться в уютном своём ничтожестве. С крошками.

Можно сказать и так: прямая фотография - это предъявление подлинности художественного. В этом смысле последовательно честный фотограф находится в худшем положении, чем художник, потому что лишен алиби иномирности: его предъявление происходит в мире, формально не отличимом от мира зрителя, вынужденного поэтому соотносить себя с показаным без скидок на особое видение автора ("я как-нибудь потом разберусь, какое это имеет ко мне отношение").

Если фотограф еще и хороший, способный на сильное и внятное предъявление, которое невозможно объявить для себя внутренне несостоятельным, остаётся только от его фотографий отвернуться и не замечать их изо всех сил, потому что факт их признания равнозначен признанию возможности объективного существования подлинного в мире, - и трудно придумать более подрывную идею. Через несколько шагов карточный домик фальшивой современности начинает рушиться: оказывается, есть чувство, которое безошибочно проверяет все побуждения, выборы и расклады. Научившийся его слышать уже не может спрятаться за слова объяснений и видит себя невыносимо мелким, когда быть имеет смысл только огромным.

Невиннейшее казалось бы занятие - вольное катание на волнах хаоса материального - попав в пространство социального, оборачивается революционной борьбой за право верить знанию, а не статусу, чувству, а не пониманию, действию, а не оправданию, за право быть реалистами и требовать невозможного, - ЗА ЛЕГАЛИЗАЦИЮ РЕАЛЬНОСТИ.



© Дмитрий Музалёв


© Дмитрий Музалёв


© Дмитрий Музалёв


© Дмитрий Музалёв


© Дмитрий Музалёв


© Дмитрий Музалёв


© Дмитрий Музалёв


© Дмитрий Музалёв


© Дмитрий Музалёв


© Дмитрий Музалёв


© Дмитрий Музалёв


© Дмитрий Музалёв


© Дмитрий Музалёв


© Дмитрий Музалёв



Tags: Дмитрий Музалёв, любимый снимок
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments