July 19th, 2012

PHOTOPLAY School

Цитата


© Jamie Baldridge, "Visitation"

Фотографическое изображение – честнейшее, поскольку оно не симулирует в себе ни время, ни движение и ограничивает себя наиболее суровой не-реальностью. Остальные формы медийного искусства (кино, видео, компьютерная графика) являются скорее искаженными формами этого чистого изображения и его разрыва с реальностью.

Глубина образа равна его силе отрицания реальности в создании иной среды. Превратить объект в изображение, значит отделить от него все измерения одно за другим: вес, рельеф, запах, глубину, время, протяженность и, конечно, значение. Посредством такого раз-воплощения образ приобретает энергию очарования, становясь носителем чистой объективности, становясь прозрачным к форме более слабого соблазна.

Вернуть эти измерения одно за другим – движение, идеи, значение, желания – мульти-медировать изображение, чтобы сделать его содержание более реальными, так сказать, загримировать его под реальность, означает полное непонимание сути. И технология попадает в свою же ловушку.

Jean Baudrillard
( from: «Violence Done to the Image» («The Intelligence of Evil», 2005))
PHOTOPLAY School

Дмитрий Музалёв: Любимый снимок. Рассказ фотографа


© Дмитрий Музалёв

Любимая фотография - концептуально проблематичная постановка вопроса. Я люблю их делать, но чтобы сказать "люблю вот эту, уже сделанную" приходится производить ту или иную подмену значения этого глагола: к примеру, иметь в виду самое итересное из доходчивого или, напротив, воспользоваться случаем навязать авторский загон из самых замысловатых. Глаголу этому, впрочем, не привыкать обозначать собой вещи и куда более сомнительные чем те, о которых сейчас буду говорить я.

В данном случае правила игры шепчут, что картинку нужно выбрать из тех, о которых можно рассказать байку - это раз, и чтобы при этом можно было поговорить об изображенном не совсем уж отвлеченно - два.
Этот билборд я снял при обстоятельствах подходящих для рыбацкой фотографической истории: гулял с сумкой, двумя фотоаппаратами и пивом по Калининграду, и когда понадобилось открыть вторую бутылку, руки кончились. Пришлось присесть и поставить роллейфлекс на бордюр. Тогда в шахте и мелькнул этот кадр: не в точности, конечно, такой, но уже содержащий сердцевину нужного решения - оставалось только выцелить точность. Представленная фотография даёт богатую почву для разговоров. Объекты городской среды, не показанные, а обозначеные сухо и схематично (даль городского пейзажа и вовсе намалёвана на стене случайными пятнами), сгорают в огне буйной и бессмысленной органической жизни. И даже софит - единственный предмет, переданный предельно конкретно, изменяет городу: скорее похож на бабочку, присевшую на непонятную жизни металлическую конструкцию.>>>


© Дмитрий Музалёв
Collapse )